История телевиденияЧетверг, 13.12.2018, 20:45

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Говорит и показывает Москва | Регистрация | Вход
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

„ВНИМАНИЕ! ГОВОРИТ И ПОКАЗЫВАЕТ МОСКВА!"
Из любой точки Москвы на далеком расстоянии видна удивительно красивая ажурная башня. Она так легко и стремительно уносится вверх, что кажется совершенно невесомой. И хотя она построена почти 30 лет назад, ее конструкция столь совершенна, что специалисты, не знающие ее истории, нисколько не удивились бы, если бы им сказали, что башня построена всего только год-два назад .

По заданию В. И. Ленина ее строил для первой в нашей стране мощной радиовещательной станции талантливый русский инженер и разносторонний ученый, позднее — почетный академик, В. Г. Шухов.

Когда в 1936 году в Москве было начато строительство первого мощного передающего телецентра, то лучшее место для него трудно было бы найти. Самое высокое сооружение, расположенное в центре столицы, обеспечивало предельно возможную дальность действия радиопередатчиков.

В 1937 году у самого подножия башни было закончено строительство зданий телецентра, установлено весьма сложное оборудование, и советские радиозрители впервые начали регулярно принимать высококачественные для того времени передачи изображения с четкостью 343 строки. После окончания войны Советская страна намного раньше всех других стран восстановила работу телецентра. И в День радио, 7 мая 1945 года, состоялась у нас первая послевоенная передача телевидения — на год раньше, чем начал работать телецентр в Лондоне.

Не ограничиваясь только возобновлением прерванных войной передач, советские ученые и специалисты задались
целью сделать московские телепередачи лучшими в мире по качеству и четкости изображения.

  Сразу же после восстановления телецентра начались работы по созданию новой советской аппаратуры телевидения, рассчитанной на четкость 625 строк. Осенью 1948 года все работы по переводу Московского телецентра на новое оборудование были закончены, и первыми в мире советские радиозрители увидели высококачественную передачу с четкостью 625 строк. Это была большая победа, еще раз подтвердившая первенство советской науки, сохранившей славные традиции великих русских ученых, раньше других проложивших дорогу современному телевидению.

Ведь речь шла о весьма большом и серьезном деле. Современный передающий центр телевидения представляет собой большое и сложное хозяйство, оснащенное новейшей техникой.

По сути дела, телецентр является одновременно большой киностудией, театром, мощной радиостанцией, кинотеатром, фабрикой искусственного климата и многим другим .

Прежде всего здесь поражает обилие света. Его здесь почти столько же, сколько бывает в самый яркий солнечный день на берегу Черного моря, где-нибудь в Сочи или в Ялте. Несмотря на высокое совершенство обычных передающих трубок и большую их чувствительность, они все еще требуют обилия света, особенно если передаются большие сцены со многими участниками. Для освещения таких сцен требуется столько электрической энергии, сколько с избытком хватило бы для освещения небольшого города или для работы крупного завода.

Но это обилие света и доставляет больше всего неприятностей работникам студии. Представьте себе, что в
жаркий летний день вас наглухо замуровывают на несколько часов в помещение, где непрерывно горит множество электрических ламп от четверти киловатта до киловатта каждая. Как известно, даже в самых совершенных лампах накаливания в видимый и невидимый свет превращается не больше 3 процентов затраченной в них электрической энергии. Остальные 97 процентов превращаются в тепло, идущее на раскаливание добела нитей этих ламп. Через несколько минут после начала работы в таком помещении вы оказываетесь как бы рядом с маленькой огнедышащей горой.

А закрывать наглухо помещения необходимо, для того чтобы в них не мог проникнуть ни один посторонний звук или шум — ведь вместе с изображением из студии передается и звуковое сопровождение передачи, а она требует, так же как в радиостудиях или при киносъемках, абсолют-, ной тишины, которую с трудом удается создать путем тщательного заделывания дверей, окон и всех других отверстий, сложной изоляцией стен, потолков и полов толстыми звукопоглощающими материалами. Даже вентиляционные отверстия приходится делать в виде длинных, многократно изогнутых каналов, выложенных поглощающим звук материалом, с большим числом перегородок, пропускающих поток воздуха, но скрадывающих звук. Больше того: чтобы избежать попадания в студию шумов, передающихся по стенам и строительным элементам здания, вся студия подвешена на громадных пружинах, то-есть полностью отделена от остальной части здания.

Очень высокую температуру, быстро образующуюся в наглухо закрытых помещениях студии, надо столь же быстро понизить, иначе не только работать, но и существовать там было бы невозможно.

Эту задачу с успехом выполняют установки искусственного климата, или, как говорят, кондиционирования воздуха. Это очень большое и громоздкое коммунальное хозяйство телецентра. Мощные вентиляторы непрерывно отсасывают нагревшийся в студии воздух. Затем он очищается от пыли, охлаждается, увлажняется и снова бесшумно нагнетается в студию. По желанию, воздуху можно придать любую температуру и степень влажности — от сухого, жаркого воздуха Сахары до влажного воздуха джунглей. Чтобы воздух поступал в студию бесшумно и без вихрей, воздухопроводы приходится делать очень большими и сложными. Но зато, несмотря на яркое тысячеламповое «солнце», постоянно светящее во время передач, исполнители чувствуют себя хорошо и, при желании, могут даже покапризничать — подайте им, например, в сцене на курорте сочинский климат или, наоборот, в сцене с ленинградской осенней дождливой погодой — северную стужу. Короткий сигнал в аппаратную кондиционирования воздуха — ив студию начинает нагнетаться соответствующий «климат». Искусственный климат помогает спокойно работать и с пользой творить.

Весь объем воздуха студии может быть сменен в течение нескольких минут.

Много неприятностей и забот доставляет работа по правильному подбору цвета всей массы света, заливающего съемочные площадки. Казалось бы, какая разница — при подобном обилии света он должен быть непременно белым.

Оказывается, что не так. Различные лампы накаливания в зависимости от температуры нити излучают свет, отличный по спектральному составу от других ламп, у которых нить накала имеет более высокую или более низкую температуру. Чтобы облегчить работу, выбирают наиболее чувствительные передающие трубки. Обычно такие трубки оказываются несколько более чувствительны к какому-нибудь одному узкому участку спектра, чем к другим. Поэтому приходится либо подгонять состав света под чувствительность трубок, либо делать наоборот.

Человек, попавший в студию первый раз, порой бывает несказанно удивлен, увидя артистов в гриме. Этот грим совсем не похож на тот, который мы привыкли видеть в театре.

То же самое приходится принимать во внимание и при устройстве декораций, костюмов и реквизита на сцене. Из-за такой необычной чувствительности трубок к разным цветам на одноцветном экране все получается не так, как можно было бы ожидать, и даже не так, как выходит на фотографии. Например, артист,- одетый в черный костюм с черными же шелковыми отворотами, на экране телевизора иногда кажется одетым в светлосерый костюм с черными отворотами, вроде тех, которые носили щеголи в XIX веке.
Так же как и состав света, строго организуется и качество звучания музыки и речи, или, как говорят, акустика студии. В отличие от обычной радиопередачи, пропускающей в лучшем случае полосу частот от 100 до 5000 герц, передатчики звукового сопровождения, равно как и приемники у радиозрителей, пропускают более широкую полосу частот — примерно от 50 до 8000 герц. Поэтому акустика студий для передач телевидения должна' быть чрезвычайно совершенной, Это означает, что во всем диапазоне рабочих частот все звуки, от самых низких до самых высоких, должны воспроизводиться равномерно, без заметных ослаблений и подъемов.

Студия не должна сильно поглощать звук и тем самым быть мертвой, как склад, набитый ватой. Не должна она и сильно отражать звуки, то-есть не быть гулкой, как большой пустой зал. Иначе в передаче ничего нельзя будет разобрать.

В студии не должно образовываться эхо. Звук, однажды в ней возникнув, должен постепенно затухать в строго определенное время, равное примерно 1,3 — 1,5 секунды. Если он исчезает быстрее — значит, студия глухая и звучание мертвое. Если дольше — то студия гулкая. Достигается нужная длительность звучания тем, что стены, потолок и пол покрываются пористыми материалами, хорошо и равномерно поглощающими звуковые колебания на разных частотах. Изменяя качество материала, его толщину, а также общую площадь покрываемой им поверхности, удается подобрать надлежащую длительность звучания и характеристику акустики студии. Дело это трудное и требует больших знаний и опыта.

Большое и удивительно интересное хозяйство имеет цех зрительных и звуковых эффектов. Ведь по ходу постановок надо воспроизводить дождь, гром, стрельбу, топот копыт и марширующих ног — в общем, самые разнообразные световые эффекты, шумы и звуки.

Поскольку в студиях во время передач, кроме речи или музыки исполнителей, должна стоять абсолютная тишина, все самые сложные объяснения между руководителями передачи и исполнителями, а также между ними и большим числом технического персонала выполняются посредством весьма совершенной системы сигнализации.

В отличие от обычного спектакля, радиозритель на экране телевизора видит передаваемое изображение не толь-ко со стороны зрительного зала, но и с любых других точек наблюдения. Для этой цели передача ведется не одной камерой, а несколькими. Установленные на бесшумные тележки, камеры не только легко передвигаются с места на место, но могут производить передачу с движения, удаляясь или

приближаясь к сцене или двигаясь вдоль нее или же сверху.  Камера , помимо передающей трубки, несет на себе все устройства, связанные с ней, — генераторы разверток, усилители и другие приборы. В разных местах пола устроены люки со щитками, к которым присоединяются кабели для сигналов, идущих от камеры, а также к источникам их питания. Одновременно могут работать несколько камер, подключаясь либо одна за другой, например для передачи разных сцен — крупных или мелких, — либо одновременно, когда одно изображение или сцена накладывается на другое, как бы вливаясь друг в друга.

Иногда между сценами включаются надписи, пояснения диктора или отрывок кинокартины. Такое разнообразие делает передачи телевидения более интересными, совмещая в них преимущества театра и кино.

В отличие от театра, здесь очень редко бывают длительные антракты. Обычно для передачи подготавливается несколько площадок. Закончив передачу на одной площадке, можно сейчас же начать передачу с другой площадки.

В отдельном зале установлены аппараты, напоминаю-щие проекционные киноаппараты. С них ведутся передачи целых кинофильмов или же отдельных отрывков фильмов, требующихся по ходу обычных, «живых» передач.
Сердцем телецентра является его аппаратная, где сосредоточена вся сложнейшая аппаратура управления. Здесь усиливаются и исправляются поступающие с камер сигналы. К ним добавляются другие сигналы, управляющие разверткой изображения в приемниках; сигналы, управляющие сменой кадров; импульсы, отделяющие все эти сигналы друг от друга, и т. д. .

Несколько обслуживающих аппаратную инженеров и техников непрерывно следят на контрольных приемниках за качеством передач. А следить приходится буквально за всем: за резкостью изображения, за правильностью границ кадров, за точностью синхронизации, за качеством самого изображения, освещенностью сцен, составом света и многим другим. Это своего рода отдел технического контроля, охраняющий честь заводской марки. Ведь здесь малейшую ошибку или неточность на своих экранах видят не сотни людей, как в театре, а сотни тысяч радиозрителей.

После того как сигналы надлежащим образом согласованы, исправлены, или, как говорят, сформированы, они поступают по специальному высокочастотному кабелю к передатчикам центра.

От мощных передатчиков радиосигналы подаются к антеннам, установленным на самом верху башни. Антенны устроены таким образом, что излучаемые ими волны распространяются вокруг только в горизонтальной плоскости, наподобие зонтика. Иначе большая часть излучаемой энергии бесцельно уходила бы в пространство вверх или, наоборот, в землю вблизи передатчика.

Изображение и звук передаются раздельно друг от друга, но по частотам располагаются рядом, с тем чтобы широкополосные приемники могли их принять все вместе и на одну антенну..

Изображение передается на частоте 49,75 мегагерца (6,03 метра), а звуковое сопровождение'—на частоте 56,25 мегагерца (5,33 метра). Таким образом, общая полоса радиоволн, занимаемая передачей телевидения, равняется 6,5.миллиона герц (от 49,75 до 56,25 миллиона герц). 

Благодаря новым, особо чувствительным трубкам сейчас передачи телевидения ведутся не только из передающего центра, но и из обычных театров, концертных залов, со стадионов, из цирка и многих других мест, совершенно не приспособленных для таких передач. Как же ведутся
такие передачи? Ведь всего огромного хозяйства, размещенного на телецентре, например на стадион «Динамо» не вытащишь, а Шуховскую башню не сдвинешь с места и на сантиметр!

Для таких передач, называемых внестудийными, имеются специальные передвижные трансляционные установки, представляющие собой, по существу, небольшие телецентры, целиком смонтированные в большом автобусе. В комплект такой подвижной установки входят несколько передающих камер с усилительными устройствами, полный комплект микрофонов, усилителей и оборудования для передачи звукового сопровождения, источники питания для всего хозяйства и небольшой ультракоротковолновый передатчик с направленной антенной. Внешний вид такой установки показан на рисунке.

От камер, установленных в наиболее удобных для передачи местах, сигналы подводятся к маломощному передатчику. Сигналы передатчика при помощи небольшой антенны, установленной в фокусе параболического рефлектора, узким направленным лучом нацеливаются на Шуховскую башню, на которой для этой цели установлена такая же направленная приемная антенна, которая и ловит слабые сигналы своего младшего собрата. Эти сигналы, после усиления и обработки подаются на большие передатчики телецентра и уже через основную антенну наверху башни излучаются в пространство. Режиссер, ведущий передачу из театра или со стадиона, может видеть все происходящее в четырех видах — непосредственно глазами, в видоискателе своей камеры, на экране контрольного устройства и, наконец, на экране приемника, принимающего сигналы, излучаемые с Шуховской башни. Благодаря этому он в каждый момент может обнаружить любые непорядки, возникающие в любом звене этой длинной и сложной цепи.

Некоторые трудности при такой трансляции возникают в тех случаях, когда передачу надо вести с такого места, откуда невозможно или трудно нацелить направленный луч на башню передающего центра. Тогда рефлектор приходится устанавливать в отдалении от передатчика, а сигналы от него подводить длинным, гибким высокочастотным кабелем, достаточный запас которого всегда находится в передвижке. 
Такая передвижка может работать на расстоянии нескольких километров от передающего центра при условии наличия прямой видимости между ее направленной антенной и приемной антенной на башне центра.

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz